Современные финансовые средства

Crypto-blog.ru

Шоковая терапия в Казахстане

Механизмы, обеспечившие благодаря проведению так называемой “косыгинской реформы” достигнутые в восьмой пятилетке успехи, исчерпали себя уже к середине 70-х годов. С этого момента экономика Казахстана, как и всего Союза, начала стагнировать. Во второй половине и, особенно в конце 80-х – начале 90-х годов, стала очевидной скорая перспектива краха плановой экономики, а вместе с ней и всей политической системы Советского Союза.

В 1990 году снижение темпов роста экономики сменилось сокращением объемов производства. В 1991 году объем ВВП сократился на 8,9 процента, денежная масса превышала объем товарной массы более чем в 3 раза, сформировалось избыточное денежное предложение, бюджетный дефицит составлял, по одним оценкам, 8 процентов ВВП, а по другим – 16,5 и даже 26,5 процента ВВП. На рынках наблюдался товарный голод, прилавки магазинов были пусты, а если что-то и было, то оно оборачивалось на “черном рынке”. Инфляция достигла 94 процентов. Неудержимо росла безработица, особенно в скрытой форме.

На промышленных предприятиях заработанные деньги “отмывались” и переходили в “карман” их руководителей через фиктивно созданные при заводах и фабриках малые предприятия и кооперативы. Нарастали центробежные силы под эгидой искусственно надуманного регионального хозрасчета, республики отказывались переводить налоги и отчисления в союзный бюджет.

Рос внешний долг СССР, он увеличился с 20 млрд. долларов в 1985 году до 67 (по другим оценкам, до 113 млрд. долларов) в 1991 году, золотовалютные резервы Госбанка СССР истощились, назревала угроза ареста советской собственности за рубежом.

Послепутчевая катастрофическая ситуация в СССР требовала принятия быстрых и радикальных мер, ибо возникла реальная угроза гражданской войны, о чем предупреждал осенью 1991 года академик Л. Абалкин. Времени на долгий процесс разработки, обсуждения и согласования какой-либо программы не было. Положение в экономике стремительно обострялось и требовалось предпринять нечто такое, что хотя бы отодвинуло перспективу народного бунта.

Требовался решительный шаг, позволяющий быстро стабилизировать ситуацию на потребительском рынке; нейтрализовать мощное давление на рынок огромной избыточной денежной массы, накопленной за последние годы; сделать мощную скрытую инфляцию открытой и бороться с ней рыночными экономическими методами; нужно было быстро перевести экономику в равновесное состояние, как бы это тяжело не было. При этом в условиях тогдашней расстановки и соотношения сил в обществе нельзя было не принимать во внимание и политический фактор, связанный с опасностью возврата страны к прежней системе в случае провала реформ. Выбор был сделан в пользу так называемой “шоковой терапии”.

«В политической прессе начала 90-х часто встречалась следующая фраза – «разойтись по национальным квартирам». Она как нельзя более точно отражает центробежные тенденции тех лет. Некогда монолитное государство, пронизанное тысячами нитей хозяйственных связей, распадалось на прежде условные составляющие – отдельные республики. В течение десятков лет финансово-экономическая система СССР была единым организмом. После обретения республиками независимости повсеместно разразился экономический кризис.

Истоки нынешних бед кроются в нашем прошлом. Еще к 1991 году произошло общесоюзное сокращение объемов производства на 13 процентов. К 1992 году спад производства в государствах уже бывшего Союза ССР составил от 15 до 30 процентов в различных отраслях.

Затем либерализация цен, начатая в январе 1992 года в России, распространила процесс «шоковой терапии» на всю рублевую зону, в которую тогда входил и Казахстан. Эта мера, предпринятая для ускорения перехода к рынку, на самом деле серьезно разрушила единый народнохозяйственный комплекс.