Современные финансовые средства

Crypto-blog.ru

Правовое регулирование сетевых платежных систем в России

В 1996 и начале 1997 года ФАПСИ старалось не демонстрировать свою активность, что было связано, в частности, с арестом генерала Валерия Монастырецкого "конкурентами" из другого осколка КГБ -- ФСБ -- и его частично просочившимися в прессу показаниями, дающими представление о масштабах незаконных операций по прослушиванию телефонных разговоров, проводимых спецслужбами. Однако, видимо, "конкурентам" удалось договориться, поскольку уже летом этого года (непосредственно, кстати, после того, как Россия "отметилась" на либерализаторской Боннской конференции в лице Министра связи), было объявлено о проекте Доктрины информационной безопасности России, ключевую роль в разработке которой сыграли сотрудники ФАПСИ. После определенного недовольства, выраженного прессой в связи с отсутствием конкретной информации о проекте, зам. ген. директора этого ведомства генерал-лейтенант Маркоменко выступил с мракобесной (при всем желании не могу найти другого слова) статьей. В ней фактически воспроизводится концепция "стратегических информационных вооружений", разработанная несколько лет назад корпорацией RAND для Пентагона, ищущего возможности сохранить финансирование в условиях прекращения холодной войны (впоследствии эта концепция была существенно переработана). Далее, генерал сетует на "незаконное распространение на российском рынке несертифицированных . шифросредств". Аргументация при этом достаточно своеобразна: с одной стороны, "указанные средства зачастую не обеспечивают защиту информации от иностранных радиоэлектронных разведок. С другой стороны, нельзя не учитывать также то обстоятельство, что бесконтрольное использование шифросредств криминальными структурами в значительной степени может затруднить деятельность правоохранительных органов".

Не стоит комментировать логическую несуразицу действительного члена Академии криптографии в погонах. Вместо этого, сфокусируемся на анализе ключевого (и, по сути дела, единственного) аргумента, который неизменно выдвигается всеми противниками свободы применения стойкой криптографии на протяжении уже почти четверти века. Аргумент этот состоит в том, что стойкая криптография якобы препятствует осуществлению перехвата информации, передаваемой по каналам электросвязи, даже в тех случаях, когда такой перехват разрешен законом (напомню, что в России, согласно Конституции, для этого требуется решение суда). Технологически такое утверждение просто ложно, так как любое криптографическое средство защиты информации лишь предоставляет "виртуальный" защищенный канал ее передачи, воспрепятствовать же ее перехвату на терминальном оборудовании оно никак не может. Таким образом, широкое применение криптографии не исключит возможность перехвата вообще, а лишь сделает невозможным удаленный и массовый съем информации (в частности, с применением различных технологий "сканирования" массы сообщений на предмет поиска определенных ключевых слов), т.е. незаконный перехват. Кроме этого, анализировать "криминогенные" эффекты распространения криптографии как такового некорректно. Корректным же будет сравнительный анализ криминогенных последствий (а) свободного распространения криптографических технологий и (б) введения ограничений на такое распространение. В первом случае мы (имея в виду лишь правовые действия) получим некоторое удорожание операций по слежке за подозреваемыми. Во втором же случае -- даже если не говорить о запрете криптографии или обязательном внедрении "депонирования", а лишь о неизбежно следующим за любым "лицензированием" или "сертификацией" значительном подорожании и сокращении предложения -- все большее и большее количество информации, в том числе лично и коммерчески значимой, передается по совершенно открытым каналам, и к ней потенциально имеют доступ как превышающие полномочия "родные", отечественные правоохранительные органы, так и криминальные группировки и зарубежные спецслужбы. Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7